vigorov (vigorov) wrote,
vigorov
vigorov

Categories:

Мои девяностые годы_мемуары_часть 7_окончание

Первая часть (80-е годы) тут - https://vigorov.livejournal.com/77830.html
Вторая часть (начало 90-х, летние месяцы в деревне) тут - https://vigorov.livejournal.com/78602.html
Третья часть (моя первая школа № 39, диснеевские мультики, поездка в Москву в 1993, гуманитарная помощь и т.д.) - https://vigorov.livejournal.com/79085.html
Четвёртая часть (снова школа, переход в гимназию № 9, о гопниках-хулиганах) - https://vigorov.livejournal.com/79552.html
Пятая часть (поездка в экспедицию на Кузнецкий Алатау летом 1995 года) - https://vigorov.livejournal.com/79747.html
Шестая часть (отношение к Первой чеченской войне 1994-1996 гг, учёба в старших классах, олимпиады школьников по химии, первые влюблённости, увлечение химией, хобби, подростковые проблемы) - https://vigorov.livejournal.com/80073.html
-----------
Мои поездки. Окончание школы. Отношение ко Второй чеченской войне. Начало учёбы в университете, начало научной работы
Хочу написать ещё немного о своих поездках. Помимо поездки в экспедицию на Кузнецкий Алатау летом 1995 года в возрасте 13 лет, о чём я подробно писал выше, и помимо поездок на югá в совсем юном возрасте (80-е годы), мы с отцом ездили летом 1996 года на гору Таганай, там ловили красно-серых полёвок, а затем сразу же проехали на юг Челябинской области в Аркаим. Доехали на поезде до станции Брéды, там подрядили частника за 70 тысяч рублей (после деноминации 70 рублей) и он довёз нас до границы заповедника Аркаим (примерно 80 км). Мы законтачились с тамошними биологами и жили у них в вагончике. Тогда – в 1996 году – там было мало построек и всё только начиналось. Но народ в это культовое место силы уже тянулся. Из тамошней живности запомнились змеи и тарантулы, а также рыбалка за пределами заповедника (он небольшой). Я закатывал штаны елико возможно, заходил в воду выше колен и ловил самодельной короткой удочкой чебаков и подъязков.


Август 1996 года. Аркаим. Челябинская область. В руках мешок из прочного полиэтилена, куда вытряхивают живых грызунов из ловушек. На заднем плане – вагончики. Прочие строения справа (скрыты за камнем), раскоп древнего городища за спиной фотографирующего в некотором отдалении


В 1997-1999 годах (9-11 классы) я каждый год ездил на олимпиады школьников по химии. Районные, городские и областные олимпиады проходили у нас в Екатеринбурге, а вот далее были так называемые зональный этап и всероссийский этап. Из международных соревнований я принял участие только лишь Менделеевской олимпиаде школьников по химии (Чолпон-Ата, Киргизия, май 1998).




Решение задач и практический тур (разгонка смеси двух органических жидкостей). Олимпиада школьников по химии (зональный этап). Йошкар-Ола, март 1998


Май 1998 года. Кунгей-Алатау. Недалеко от Чолпон-Аты. Киргизия


Май 1998. Чолпон-Ата. Киргизия. Награждение участников 32-й Международной менделеевской олимпиады школьников по химии

[Про своё участие в олимпиадах школьников по химии я также писал тут - https://vigorov.livejournal.com/19998.html ]
-------------

Окончание 9-й гимназии воспринимал с облегчением – ну, наконец-то закончилась эта каторга! Получил «золотую» медаль. В кавычках, так как золота в ней кот наплакал, а её рыночная стоимость около 250-300 рублей в ценах 2015-2018 гг. Это вам не золотая медаль Игоря Стрелкова, которую он за миллион продаёт – https://polynkov.livejournal.com/2015242.html.


Июнь 1999 года. Церемония вручения золотых медалей выпускникам школ

К окончанию школы я уже решил, что дальше учиться я не поеду ни в Москву (химфак МГУ или ВХК РАН), ни тем более за рубеж. За границей я на тот момент был только в Киргизии в 1998 году на олимпиаде, а отец выезжал за границу только 2 раза – в 1993 году на конференцию в Польшу и в 1994 году на конференцию в Англию. Так что заграница была для нас – вчерашних советских людей – далёкой, непонятной и недостижимой. (Отец, вернувшись из поездки в Англию, говорил: «За 5 дней ни одного злого человека там не видел, а прилетел в Москву – все хмурые, в глаза рубли вставлены, «Ельцин-Пельцин»…)

У меня, по сути, был выбор между химико-технологическим факультетом УГТУ-УПИ и химическим факультетом УрГУ. Я был немного знаком и с химфаком УрГУ, так как на его базе проводились местные олимпиады по химии, и я ходил к паре тамошних преподов в рамках подготовки к зональным и всероссийским олимпиадам. Также я был знаком с химтехом УГТУ-УПИ, я там проходил практику между 10 и 11 классами летом 1998 года. Занимался синтезом триазинов у братьев Дмитрия и Валерия Кожевниковых, которые работали под руководством проф. В. Л. Русинова и акад. О. Н. Чупахина. Когда надо было решать, где проходить практику между 10 и 11 классами, то мы с отцом пришли на аудиенцию к акад. О. Н. Чупахину, и он меня определил на свою кафедру в УГТУ-УПИ к братьям Кожевниковым. Но от последующего поступления в УГТУ-УПИ меня отвратило то, что там черчение всяких химических аппаратов и реакторов, а я черчение ой как не любил. Поэтому я сдал документы на химфак УрГУ, куда меня летом 1999 года приняли без вступительных экзаменов.

Летом 1999 года мы с отцом ездили на северо-восток Оренбургской области в район Ириклинского водохранилища. Ловили там хомячков Эверсмана. Привезли их в Екатеринбург.


Август 1999 года. Старица реки Урал. Район Ириклинского водохранилища. Недалеко от деревни Верхняя Кардаиловка и села Уртазым

Когда мы уже собрались уезжать и с собранными рюкзаками ждали автобус, то там в селе Верхняя Кардаиловка на площади вещал репродуктор, и я узнал о вторжении боевиков в Дагестан и о боях там (Карамахи, Чабанмахи, сёла Ботлихского района). Собственно с этого и началась Вторая чеченская война, когда наши сначала выбили боевиков из Дагестана, потом пошли в Чечню и вернули её в лоно РФ.


Август 1999 года. Деревня Верхняя Кардаиловка. Уезжаем, ждём рейсовый автобус

По началу, памятуя о доблестных борцах за свободу Ичкерии 1994-96 style, я слегка симпатизировал боевикам. Но то, что они первые начали (вторжение в Дагестан) плюс официальная пропаганда, направленная на демонизацию противника, сделали своё дело. И боевики из борцов за свободу стали бандитами и террористами, с которыми не разговаривают и которых «мочить в сортире». Телевизионные репортажи из зоны конфликта я, конечно, смотрел, причём в основном по НТВ, у нас ведь уже был тогда цветной телевизор. Знаменитое ельцинское «Я устал. Я ухожу» было произнесено, когда учился на первом курсе, и на меня не произвело большого впечатления. Ну, ушёл и ушёл. Видимо сказалась чехарда премьеров, которая была до этого в 1998-1999 гг: Черномырдин – Кириенко – Примаков – Степашин – Путин. Приход Путина к власти воспринял с небольшим энтузиазмом. С энтузиазмом, так как Ельцин действительно болел, и ему было тяжело управлять страной. А с небольшим, так как тогда на вопросах политики не заморачивался, а были другие интересы. Новый правитель – это всегда надежда на то, что жить станет лучше.

На первом курсе вуза занимался учёбой очень плотно, особенно математикой (ибо она казалась самой непонятной), а также ходил к репетитору по английскому языку. Дело в том, что, учась в 9-й гимназии, я за 4 года основательно забыл французский язык – француженка в 9-й гимназии тогда была откровенно слабая. И решил на первом курсе вуза начать изучать английский, а так как я его до этого не учил, то пришлось навёрстывать. Ну ничего, справился.


Начало января 2000 года. 1-й курс химфака УрГУ. Готовлюсь к экзамену по курсу «высшая математика». Моё рабочее место дома на Онуфриева


Апрель 2000 года. УрГУ. Студенческая конференция «Проблемы теоретической и экспериментальной химии». На фото – некоторые участники секции «органическая химия». В центре – председатель секции доцент (ныне профессор)
Вячеслав Яковлевич Сосновских

После первого курса – летом 2000 года – я стал работать лаборантом в лаборатории химии аминокислот Института органического синтеза УрО РАН (ИОС) под руководством проф. В. П. Краснова, меня в эту лабораторию тоже акад. О. Н. Чупахин направил, когда узнал, что я поступил не в УГТУ-УПИ, а в УрГУ. Лабораторию впоследствии переименовали в лабораторию асимметрического синтеза, я там и по сей день работаю.

Также летом 2000 года мы с отцом ездили в Оренбургскую область, ловили в тамошних дубовых лесах желтогорлых мышей (Apodemus flavicollis), тогда ещё атомный подводный крейсер «Курск» затонул…

И ещё в июне 2000 была эпичная пьянка в Зелёной роще с моими старыми школьными друзьями из 39-й французской школы. Отмечали окончание первого курса. Были молоды, полны оптимизма и энтузиазма. Собственно после этой пьянки мой отец и отправил меня работать лаборантом в ИОС, чтобы я летом без дела не болтался и не бухáл.

Отношение к алкоголю и наркотикам
Напишу отдельно об алкоголе. В моей семье все были непьющие. Даже на праздниках типа Нового года на столе не было спиртного. Пьяные люди в детстве вызывали у меня страх, так как казались агрессивными и неадекватными. Поэтому пить я не умел, и к культуре пития в детстве не приобщался. Пиво мне дали попробовать старшие ребята, когда мы ездили в Питер с туристической группой осенью 1993, мне тогда 11,5 лет было. Пиво показалось мне горьким как отвар полыни. Марку пива я не запомнил.

Второй опыт приобщения к спиртному был в 1997 году на зональной олимпиаде школьников по химии в Йошкар-Оле. Я был в 9-м классе и по окончании олимпиады (после практического тура, но до оглашения результатов), мой коллега 11-и классник предложил купить бутылку вина, что мы и сделали, и выпили её на двоих. Я пил из большой эмалированной кружки. Честно говоря, вкус не впечатлил, но в голове зашумело. Наш учитель по химии, который ездил вместе с нами, ничего не заметил.

Потом иногда по случаю пил пиво, вино, водку, но как-то понемногу. Не до усрачки. Например, когда мы летом в деревне делили две поллиттры на 15 человек, то каждому доставалось всего лишь по паре глотков. А напиться пивом летом в деревне было проблематично, так как наличных денег было мало (я не брал с собой в деревню из города деньги), и мы собирали и сдавали бутылки, чтобы наскрести на 1-2 пол-литровые бутылки пива. Но зато какой кайф было их пить где-нибудь на природе и никуда не торопиться.

Когда я учился в старших классах в гимназии № 9, то те ребята, которые иногда побухивали (видимо за ради молодецкой бравады), они со мной не дружили, ну, или я с ними не дружил. После уроков я сразу ехал домой. В 9-й гимназии учились ребята с разных концов города, поэтому все разъезжались кто куда и возле школы не тусовались. Вдобавок дисциплина в 9-й гимназии была весьма драконовская. Но один раз в 10-м классе мы ходили пить водку в подъезд жилого дома. Только выпили по чуть-чуть, как вышел мужик с собакой и хоккейной клюшкой и нас прогнал.

Касательно пития дело лучше пошло на первом курсе универа (осень 1999), тогда пиво стоило 4 рубля 50 коп при стипендии около 130-150 рублей. Но так как по серьёзному занимался учёбой и жил с родителями, то всё было в рамках приличия. А ребята-сверстники мне потом (уже в середине нулевых годов) рассказывали всякие истории, как они в конце 90-х пили жидкость для мытья стёкол под торговой маркой «Троя» (пресловутый стекломой). Что, однако, не помешало одному из тогдашних ценителей этого напитка стать в наши дни доктором наук.

А про наркотики я в 90-е годы слышал только то, что они где-то есть (что они существуют), сам с наркотиками и наркоманами не сталкивался. И уже потом из книги Ройзмана узнал, что в конце 90-х в Екатеринбурге был наркотический трэш и угар. Это говорит о том, что окружение – это важно! Если твоя референтная группа суть алконавты – тоже наверняка станешь алконавтом. А мои родители своим примером демонстрировали приверженность идеалам Науки – ну и я пошёл в науку.

Вместо заключения
В данном автобиографическом очерке я попытался отразить основные вехи 80-х и 90-х годов, как они запомнились лично мне, как протекала моя жизнь в те годы, учёба, какие были интересы и увлечения, как я относился к политике, ну и выбор мною профессии. По моим нынешним ощущениям прожить «лихие 90-е» без потерь мне помог мой возраст, а именно детская пластичная психика. Я воспринимал трудности не как трудности, а как данность и/или как приключения. Ну, всяких кроликов в городской квартире, 6 соток картофеля, поездки в деревню на электричке с пересадкой. На первый план выходили не проблемы экономического или политического свойства, а проблемы общения со сверстниками. Это, наверное, у всех ребят так.
Tags: 90-е годы, Екатеринбург, Россия, история, лихие 90-е, личное, мемуары, наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments