vigorov (vigorov) wrote,
vigorov
vigorov

Categories:

Мои девяностые годы_мемуары_часть 6

Первая часть (80-е годы) тут - https://vigorov.livejournal.com/77830.html
Вторая часть (начало 90-х, летние месяцы в деревне) тут - https://vigorov.livejournal.com/78602.html
Третья часть (моя первая школа № 39, диснеевские мультики, поездка в Москву в 1993, гуманитарная помощь и т.д.) - https://vigorov.livejournal.com/79085.html
Четвёртая часть (снова школа, переход в гимназию № 9, о гопниках-хулиганах) - https://vigorov.livejournal.com/79552.html
Пятая часть (поездка в экспедицию на Кузнецкий Алатау летом 1995 года) - https://vigorov.livejournal.com/79747.html
--------------
Предыдущая часть, посвящённая поездке в экспедицию в горы Кузнецкого Алатау, заканчивалась словами - Это всё происходило в июле 1995 года.
Отношение к Первой чеченской войне 1994-1996 гг
Новости об идущей в это время Первой чеченской войне до нас немного доходили, хотя телевизор мы не смотрели, и радио слушали очень мало. Но названия населённых пунктов, где шли особенно жаркие бои, мы слышали. Люди, которых мы видели в поездке на Кузнецкий Алатау, в своей массе про войну не говорили. Мне показалось, что им на войну пофиг, ибо она далеко. Все были озабочены какими-то своими проблемами. Местные шахтёры Кузбасса – задержками зарплат, рыночные торговцы – товаром и прибылью. Отец заметил, что когда бомбят чеченцев, то всем пофиг, а как только не стали платить зарплату – так шахтёры сразу поехали стучать касками в Москву к Белому дому. А от какого-то мужика я слышал мнение про эту войну, что, «так им черномазым и надо!». Напомню, что война началась в конце 1994 года, это когда я учился в 7-м классе. И для меня, честно говоря, было весьма дико – я тогда был прекраснодушным 12-и летним эльфом и считал, что все войны в прошлом, а последняя война была Великая отечественная, когда наши деды разгромили гитлеровскую Германию, а после этого наступил вечный мир. Ну, и действительно, крупных военных конфликтов у СССР с 1945 года не было, а война в Афганистане (1979-1989) нас обошла стороной, у нас не было родственников военных. И пока афганская война шла, я был совсем маленьким, и мне было пофиг. А тут, значить, началась война в самой России (!). Но опять-таки где-то далеко.




Разрушенный Грозный 1995-style и Аслан Масхадов с Александром Лебедем в Хасавьюрте в 1996 году (фото из Интернета)

В начале 9-ого класса, в сентябре 1996 года заключили Хасавьюртовские соглашения [31.08.1996], о которых нынешние диванные патриоты говорят, что они были позорными. Но лично я – 14-летний пацан – тогда радовался, что война наконец-то закончилась! Ибо работала установка, что война – это плохо. По поводу Чечни у меня – 12-14 летнего пацана – было такое ощущение, что не хотят они жить в составе России – ну и хрен с ними, пусть уходят с миром, зачем воевать?! Наоборот, я тогда был даже как-то немного за сепаратистов-дудаевцев, так как, во-первых, было жаль жителей Чечни (и чеченцев, и русских), что их так расхерачили артой и бомбами, во-вторых, что они такие все борцы за свободу и независимость. А борьба за свободу и независимость – это хорошо. Нас ведь с малых лет учили, что большевики помогли рабочим и крестьянам сбросить гнёт царизма, и это хорошо. Ну и тут по аналогии. Тем более перед глазами стоял пример распада СССР, причём распада довольно мирного (крупных военных конфликтов между бывшими союзными республиками тогда не было, были только военные конфликты внутри республик – Грузия, Таджикистан – но это их внутреннее дело). Недавно в связи со смертью основателя НТВ Малашенко я узнал, что светлый образ борцов за свободу и независимость Чечни формировался тогда намеренно [https://serg07011972.livejournal.com/2472509.html – Константин Крылов. Памяти создателя НТВ ]. Демонизации противника не было. Но это так, к слову...

В чём-то аналогичная установка – что война за свободу и независимость это хорошо – работает сейчас (с 2014 года) в отношение так называемых Народных республик Донбасса (ДНР и ЛНР). Простые шахтёры, трактористы и таксисты восстали против кровавой киевской бандеровской хунтыТМ [http://deniskazansky.com.ua/kniga_85_dnej_slavianska_javka_s_povinnoj-2/ ]. Ну вы поняли...

Кстати говоря, тогда – в 1994-1996 гг никто не называл чеченских сепаратистов террористами. Даже несмотря на Будённовск. Называть их террористами стали с осени 1999 года, когда произошли взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске. А тогда, в 1995 году, в российском обществе не было (по моим детским ощущениям) консолидированной позиции, что чеченцы суть террористы и что Ичкерию надо давить. Некоторые политические противники президента Ельцина, например, коммунисты-зюгановцы, использовали Первую чеченскую как повод попинать своего главного тогдашнего политического оппонента. Я видел их агитационные материалы лета 1996 года. Например, Ельцин, убегающий в шортах с теннисными ракетками. С одной стороны от него Финансовый крах, с другой стороны Чеченская бойня, а Ельцин произносит: «А я уехал в отпуск!».

Правозащитники (типа деятелей «Мемориала») вообще отличались ярко выраженной антивоенной риторикой в стиле – отпустить чеченцев с миром. Мой отец в те годы общался с деятелями «Мемориала» и даже принимал участие (по крайней мере один раз) в антивоенном митинге. Да, были такие митинги, правда, малочисленные.

К слову сказать, дефолт 1998 года у меня ассоциируется именно с Первой чеченской, типа в 1994-96 гг все деньги провоевали, поэтому и пришлось в 1998 году дефолт объявлять, типа отложенные во времени последствия войны. Из современных аналогий напрашиваются войны на Донбассе (с 2014) и в Сирии (с 2015), на которые Россия-матушка поиздержалась, и пришлось в 2018 году повышать пенсионные возраст и налоги. Ну, Соловьёв с Киселёвым это лучше объяснят, я не многомудрый политической аналитик, я только химик.

Учёба в старших классах, олимпиады школьников по химии, первые влюблённости, увлечение химией, хобби
Возвращаюсь в осень 1995 года. Учёба в 8-м классе 9-й гимназии давалась нелегко. С химией всё было ОК, а вот по математике получал двойки и тройки, что, конечно, загоняло меня в стрессовое состояние. Мать нашла мне репетитора по математике – обычную школьную математичку – и я к ней ездил. Ну ничего – более менее насобачился задачи по алгебре и геометрии решать. Я проучился в 9-й гимназии 4 года – 9-11 классы. У меня по ходу учёбы были приятели, но сейчас я ни с кем из них не общаюсь. Все мои друзья – это ещё из моей первой 39-й французской школы, я про них уже писал.

В 9-м классе (осень 1996 года) начались олимпиады по химии. Районная, городская, в феврале 1997 года – областная (на химфаке УрГУ). Про своё участие в олимпиадах школьников по химии я уже писал в заметках «Спасибо товарищу Росселю за счастливое детство» (https://vigorov.livejournal.com/19998.html) и «Спасибо товарищу Соросу за счастливое детство» (https://vigorov.livejournal.com/18308.html). За победу в областной олимпиаде школьников по химии в 9-м классе мне дали радиоприёмник, и я пристрастился к музыке, которую крутили по «Русскому радио». Открыл для себя мир тогдашней российской попсы и рока. Буланова, Апина, Свиридова, Долина, Иванушки International, Руки вверх, Максим Леонидов, Агата Кристи, ДДТ, Кино и т.д. Какие-то альбомы Агаты Кристи мне одноклассники записали на магнитофонные кассеты, кое-что (сборники ЧиЖа, Кино) я сам на кассетах покупал. Зафанател по Агате Кристи. Рок музыку уважаю до сих пор. Мой отец так и не смог привить мне любовь к музыке Моцарта, Баха, Шуберта, Шумана и т.д.

Тогда же – в феврале 1997 – как раз в День Святого Валентина я влюбился в одноклассницу. О моих чувствах она не знала. Тогда – в 90-х годах – не было никаких нападок на этот праздник со стороны разгневанной общественности. Думаю, что об этом нужно сказать чуть-чуть поподробнее. По моим детским ощущениям Новый год воспринимался как официальный праздник. Собирались всей семьёй за праздничным столом, ставили ёлку, дарили подарки. Но какого-то ощущения волшебства от Нового года – вот честно не помню! А вот с Днём Святого Валентина в моей молодости было связано ожидание чуда, ну на вроде романтического свидания с какой-нибудь красавицей (или не очень красавицей, не будем привередливыми). [Паша Гладков – блогер и социальный сатирик из Питера 1986 г.р. высказал своё мнение по поводу праздников Хэллоуин и День Святого Валентина, чуждых духовноскрепному русскому человеку – https://hueviebin1.livejournal.com/422728.html ].

В сентябре 1997 года к нам в класс перешли новые ребята и среди них две девушки. Я в одну из них влюбился. Она первые пару недель со мной общалась, но потом – чик – и стала воротить нос. Я, естественно, сильно переживал. Можно сказать – первая настоящая любовь. Эта девушка проучилась с нами всего полгода, а потом уехала на Дальний Восток. Я через пару месяцев влюбился в её подругу. Точно также вначале немного завязалась дружба, но потом моя новая любовь меня бортанула, я переживал несколько месяцев, а потом, уже в 11-м классе, влюбился в девушку из параллельного класса, в которую был влюблён до начала первого курса. Эти влюблённости заканчивались максимум совместным походом в театр или в кино, а как правило вообще ничем. Ну, только переживания.

Был в нашем классе мальчик Юра, которого кое-какие ребята стали дразнить, но я вначале был с ним в приятельских отношениях. Он ко мне в гости ходил в компьютер играть, у нас ведь ещё в начале 1994 года 386-й появился [деньги на компьютер были от Дж. Сороса – https://vigorov.livejournal.com/18308.html ]. Отец Юры работал в УГТУ-УПИ, и Юра таскал на дискетах компьютерные игры. CD тогда ещё у нас не было. Юра занёс вирус OneHalf, он нам знатно винчестер попортил. Хорошо, что мать к этому времени уже закончила набирать на компе свою докторскую диссертацию, и её уже защитила (май 1997).


Я с отцом у компьютера. Конец 1997 года. На переднем плане – тот самый радиоприёмник. Обратите внимание на защитный экран монитора

Кроме увлечения компьютерами мой одноклассник Юра увлекался химией в плане постановки опытов – дома и на чердаке. Опыты были, как правило, связаны с выращиванием кристаллов, электролизом и пиротехникой. Юра мнил себя Великим Химиком и даже хотел написать энциклопедию по пиротехнике. Я, на него глядючи, тоже заинтересовался всем этим. В первую очередь пиротехникой. Например, покупал в магазине для садоводов аммиачную селитру, упаривал её на балконе на спиртовке с едким кали (которое отец приносил с работы), получал таким образом калийную селитру, и на её основе пытался делать чёрный дымный порох. Только древесный уголь заменял каменным. Этот «порох» горел медленно и больше напоминал по своему горению напалм только был твёрдый. А вот всяческие петарды в те годы (1994-1998) продавались в киосках совершенно свободно и без оглядки на возраст – только деньги давай.

И алкоголь с сигаретами продавались совершенно свободно. Я когда тусовался летом 1996-1998 гг в деревне на даче, то покупал пиво и иногда водку – приходилось поить местную братву, я об этом уже писал. После деноминации водка стоила 24,5 руб, затем – в первой половине 2000-х годов – 50 рублей, затем 100 рублей, сейчас немного более 200 рублей (скоро, наверное, будет минимум 300 или 400 рублей, подорожание объяснят заботой о здоровье населения). А пиво тогда стоило 4-6 рублей за бутылку, сигареты вроде бы около 6-20 рублей за пачку, эх, были времена… Денег, однако же, у нас не было – или выклянчивали у родителей, или сдавали стеклотару (бутылки).

Но как-то из-за отсутствия денег я сильно не страдал, не комплексовал. Начиная с 9 лет, когда я переехал жить на Онуфриева, я пристрастился к чтению (неудивительно – во дворе не гулял, компьютера по началу не было, телек сдох в 1993 году). Книг у родителей было навалом. Выше на фотографии, где мы с отцом за компьютером, лишь малая часть родительской библиотеки. Я читал запоем лет, наверное, до 15-и. Само собой, что то, что заставляли читать в рамках школьной программы, я читал неохотно, а всё остальное – легко! Нравились произведения Крапивина (потому что про детей и подростков), затем увлёкся творчеством Стругацких. Вообще много читал. Этот багаж со мной по сей день.

А в начале 1994 года у нас появился компьютер, и я стал, как сейчас говорят, задрóтом. Уроки в школе были с 8 до 13, домой я приезжал к 14 часам, съедал бутерброд с маслом, с вареньем и садился за комп играть часов до 19 вечера, когда с работы приходили родители. Тогда мы все ужинали, и я с тяжёлой головой садился за уроки, которых задавали в 9-й гимназии дофига и больше. Часам к 23-23:30 я заканчивал их делать и ложился спать, а утром подрывался в 6:25-6:30, быстро что-то ел и выходил из дома в 6:50-7:00, чтобы успеть в школу к 8 утра. Надо было доехать с Юго-Запада в центр города. Как правило, я доезжал на троллейбусе до Южного Автовокзала, пересаживался на какой-нибудь автобус, идущий по ул. 8 Марта до центра города. И троллейбусы, и автобусы в это время (7:30) были набиты до отказа! Люди как сельди в бочке. Маршруток тогда не было, или они были редкостью (всего несколько маршрутов по городу, ещё с советских времён). Небольших ПАЗиков и Богдан-Исузу тоже не было, а были Икарусы, причём много Икарусов с гармошкой, а также «скотовозы» ЛИАЗы. Помню, в 1997 году в Екб появились новые Икарусы – бело-синие с оранжевыми поручнями, а до этого все Икарусы были жёлтыми, и в них воняло выхлопными газами. Пробок (дорожных заторов) тогда было мало. Ну, почти не было. Пробки я помню с первой половины 2000-х годов. А тогда в 1996-1999 гг движение в часы пик было вполне рабочее, но вот давка (толкучка) в общественном транспорте была отменная! Также помню, что году примерно в 1997 у нас на улицах появились первые гелики (Geländewagen, Mercedes-Benz G-класс), они по дизайну практически не изменились за более чем 20 лет.

Об отношении к деньгам. Деньги я любил. Любил их копить. Но не умел их приумножать. Один мой знакомый по универу сказал уже в нулевых годах: «Если бы у меня был миллион долларов, то я бы его превратил в 10 миллионов долларов». Это точно не про меня. В детстве я копил мелочь – «серебро» и «медь». Потом, класса примерно с пятого родители давали мне деньги за пятёрки, я их складывал в тайник (книжка «Марксизм и теория личности», автор Люсьен Сэв, выдолбленная изнутри), когда накапливалось побольше, то менял мелкие купюры на более крупную. Тогда – в 90-х годах – был такой прикол, что несовершеннолетний мог иметь сберегательную книжку в Сбербанке на своё имя, и самостоятельно туда подкладывать! Без всякого паспорта! Просто приходишь в отделение Сбербанка (мы говорили Сберкасса) с деньгами и сберкнижкой и кладёшь или наоборот снимаешь деньги. Сейчас такое даже представить невозможно. В общем, чуть ли не с 10 лет я копил какие-то небольшие деньги на сберкнижке. Ну и дома в кубышке что-то лежало. Иногда я тратил часть денег на покупку аквариумных рыбок, рыболовных принадлежностей, каких-то сладостей типа Сникерсов или Тик-така, но это было редко. Сникерсы были, конечно, вкусные, но дороговатые. Я ел их редко [в этой связи душещипательная заметка Анны Долгаревой 1988 г.р., как её отец ей в трудные 90-е годы на последние деньги купил шоколадку Баунти – https://vz.ru/opinions/2019/2/13/963992.html ]. А всякого фаст-фуда тогда не было – только пирожки на вокзале. Это сейчас мой старший тратит всю свою скудную наличность на шаурму, хот-доги, бутерброды и т.д. Причём тратит всё влёт – сколько ему дай, он столько и потратит, копить он вообще не умеет, не хочет.

Монеты я начал коллекционировать в 3-м классе, мне тогда ещё 10 лет не было. Изначально источником иностранных монет были родители тех моих одноклассников, которые ездили работать за рубеж. У одного моего школьного друга отец работал в Чехословакии (ну, или был там в командировке, не знаю). Через этого друга у меня появилась моя первая монета в 2 чехословацкие кроны. И пошло-поехало. Начиная с 1994 года, я ездил на ярмарку монет, точнее на собрания екатеринбургского клуба нумизматов. Они проходили то тут, то там (где этим нумизматам удавалось арендовать зал). Вход был платный, но не слишком дорогой по моим тогдашним оценкам. Один мой друг, который тоже со мной начинал коллекционировать монеты в те годы, сейчас сам ими профессионально торгует. А я продал почти всю свою коллекцию в 2014 году, во-первых, тогда стало трудно с деньгами (жена, дети…), во-вторых, я помнил разговоры отца, который мне говорил, что его племянники у него все его коллекции растащили, когда он в 60-х годах уехал в Москву учиться. Я боялся, что дети всё равно всё растащат и решил продать. Хотя было весьма больно и горько. Всё-таки в коллекцию монет была вложена часть моей души.

Подростковые проблемы (помимо конфликтов в школе и уличных гопников)
В те годы (1994 – начало 2000-х) сильно напрягали прыщи на физиономии. Они у меня появились в 12 лет и были лет до 22-х. Это был грёбаный звиздец мягко говоря. Не знаю, как современные подростки борются с прыщами, но я тогда я ходил на так называемые чистки лица в косметические салоны. Причём перед чисткой проводилось распаривание, которое при гнойничковых поражениях кожи не рекомендуется. Также мне выписывали так называемую болтушку с серой, борной кислотой и левомицетином, на который у меня развилась аллергия. Лично по моим ощущениям в конце 20-ого века у нас в Екб борьба с прыщами находилась на уровне каких-то 50-60-х годов (причём я сужу в том числе и по самому крутому тогда месту – косметологическому кабинету в Центре косметологии и пластической хирургии на ул. Московской). Всякие разрекламированные тогда средства типа Клерасил и Окси-10 помогали очень чуть-чуть. Я комплексовал из-за прыщей и с девушками стеснялся общаться. Носил кепки с длинным козырьком.
[Уже потом, в первой половине 2000-х годов пришлось учиться общаться - в частности, ходил на психологические тренинги в клуб "Перспектива" - https://vigorov.livejournal.com/76952.html ]

Как я уже писал из-за того, что я шпилил в компьютер с 14 до 19 часов каждый день, а уроков задавали очень много, то я нифига не высыпался и в 6:30 вставал с ощущениями девочки из чеховского рассказа «Спать хочется». А вот один одноклассник говорил, что он делает уроки сразу, как только приходит домой из школы, а потом с чистой совестью идёт гулять с приятелями до самого вечера. К слову сказать мой старший (4-й класс) точно также откладывает выполнение домашнего задания на поздний вечер, хотя мы с женой ему капаем на мозги, чтобы он садился делал. Но видимо заставить себя сделать что-то вовремя – это нелегко. И мне кажется, что ему меньше задают домашки, чем мне задавали, что в общем-то неудивительно, ведь у меня программа начальной школы была спрессована в три года (1-3 классы), а у них растянута на 4 года (1-4 классы). У меня 4-ого класса вообще не было – после 3-его класса был выпускной и переходили сразу в 5-й класс.

Особый адовый ад, доставлявший мне массу отрицательных эмоций, были для меня сочинения по литературе. Во-первых, я не понимал и до сих пор плохо понимаю – зачем проходить в обязательном порядке и в таком объёме так называемую классику? Ну, например, золотой век русской литературы – классика XIX века. Та эпоха давно уже ушла безвозвратно. Общество изменилось. Характеры изменились. Вот, говорят, мол де характеры вечны. И в Мёртвых душах и в Горе от ума мол де выписаны вечные характеры, вечные типажи, изучение которых актуально и архиважно для подростков 13-15 лет, а кто не читал – лох! Ага, переживания взрослых (!) дяденек и тётенек XIX века для нас – подростков конца XX века особенно актуальны... Ну ладно, прочитать эту муру, но ведь нужно связно изложить свои мысли при написании сочинения. Гораздо позже, в середине-конце 2000-х годов, когда мне было 22-26 лет, я поднаторел в написании комментариев «в этих ваших энторнетах», обрёл какой-то жизненный опыт и теперь могу при большом желании расчехвостить под орех любое литературное произведение. Но не в 12-15 лет, прости Господи! В общем сочинения, которые мне задавали писать на дом, за меня как правило писал мой отец. Он их печатал на компьютере, а я переписывал с распечатки, немного упрощая. Батя, спасибо тебе за это! Ты меня тогда здорово выручал, а сейчас я и сам могу. В этой связи хочу сказать пару слов о поэме Маяковского «Облако в штанах», которую мы проходили, кажется, в начале 11 класса, осенью 1998 года, ну когда там литературу начала XX века проходят. Недавно, весной 2018, мне случайно попал в руки том Маяковского, и я перечитал «Облако в штанах». Хорошее произведение. Жизненное! Но это я – 36 летний мужик так его сейчас оцениваю, а тогда в 16 лет оно мне казалось дикой чушью, и я ничего из него не запомнил.

Так как лет с 11-и у меня стало ухудшаться зрение, то в 14 лет (осенью 1996 года) мне решили сделать операцию на глазах, направленную на предотвращение развития близорукости. Называлась она склеропластика. Такую операцию уже делали одному пареньку из моего класса, он рассказывал, что сначала сделали на один глаз, потом на другой, и оба раза под общим наркозом (он спал). А мне делали склеропластику в «Микрохирургии глаза», сразу на оба глаза, под местной анестезией (больно, блин!) и сразу отправили домой. Склеропластика такая операция, что глаза после неё видят едва-едва несколько дней, и все белки залиты кровью. Я сидел дома как минимум неделю, почти ничего не видел, глазами двигать больно. Мать мне книги читала, чтобы я не скучал. Телевизора – чтобы его хотя бы послушать – у нас тогда не было, радиоприёмника с FM-радиостанциями тоже (они у нас появились только в 1997 году). Казалось бы фигня – большой 14-и летний парень, несколько дней в темноте, можно и потерпеть, но, как я сейчас понимаю, стресс был очень сильный. А близорукость всё равно развилась, от ношения очков склеропластика меня нифига не спасла.
Tags: 90-е годы, Екатеринбург, Россия, история, лихие 90-е, личное, мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments