vigorov (vigorov) wrote,
vigorov
vigorov

Москвичка и Антiн

Марина Ахмедова вспоминает историю 2014 года - https://www.facebook.com/story.php?story_fbid=4424501817586159&id=100000791527440 (11.07.2021)



Читала, что в Славянске отметили праздник – годовщину его освобождения от ополченцев, устроили выставку, и там как будто были фрагменты человеческих тел – элементы инсталляции. И якобы это – останки украинских добровольцев или ополченцев. Я погуглила. Чьи останки, мне неясно. Но почему-то с тех пор, как прочла об этом, в голове вертится история, которая произошла со мной в 2014 году.

Работая на майдане я познакомилась с одним мужчиной из добровольческих сотен. Он был низковат, коренаст и всегда у него было какое-то странное выражение лица. Ну или он с таким смотрел на меня.

На майдане я с ним виделась дважды – в день знакомства, и во второй раз он мне помогал с интервью. Потом я видела его в третий раз возле Львова. Несколько раз он мне звонил, когда я была уже в Москве. Говорил, что скоро будет война, и он, конечно, пойдет на восток.

И вот однажды – я, кажется, была на пути в Киев – приходит мне смс с незнакомого номера, и там на украинском со всеми i, написано – «Ах ты курва, шлюха, будь ты проклята, оставь моего мужика в покое». Я несколько раз прочла смс, и подумала, что это не мне. Но смс продолжали приходить до вечера, и в них меня называли разными нехорошими словами. Каждый раз, вздрагивая, я зачитывалась этими посланиями. Но я не написала в ответ – «Вы ошиблись номером» – это было бы чересчур.

Наконец, вечером номер позвонил, я осторожно взяла трубку, и оттуда полился бабий поэтичный украинский, который меня называл теми же словами.

– Женщина, у вас все хорошо? – с иронией спросила я.
– Ой, Маринка, разлучница, хорошо, - прямо простонала она. – Проклинаю тебя. Оставь моего мужика в покое.
Меня прямо подкинуло от такого фамильярного обращения, гораздо больше, чем от проклятий.
– Какого еще мужика? – спросила я.
– Антiна, - сказала она.
– Не знаю никаких Антинов, - сказала я. – Отстаньте от меня, а то я... - я быстро подумала, что б я могла такого сделать, - передам ваш номер в полицию.

Я положила трубку. Номер больше не звонил и не слал смс. И я подумала, что угроза полицией и мой строгий тон возымели действие. Но утром женщина позвонила снова.
– А я к ведьме сходила, порчу на тебя навела, - довольно сказала она. – Фотографию твою из интернета взяла.
– Женщина, - строго сказала я, - вам надо лечиться.
– А ты, сволочь, мужика из дома увела! – взвизгнула она и начала так орать, что у меня ушли заложило. Я бросила трубку.

Так и начался наш дуэт с этой женщиной. Писала она мне каждый день, и сообщения ее были чистой деревенской поэзией. Я ехала куда-нибудь в убежище отвезти помощь людям или делать репортаж с линии фронта или кормить животных по окраинам Донецка, и пока машина на скорости неслась под обстрелом, читала ее виртуозные проклятия. Иногда она мне звонила и орала, к какой бабке еще ходила, и что они там мне понаделали – на воде, на огне, на дожде. Я никогда не писала ей ответов потому, что пришлось бы ей объяснить, что я никогда бы не снизошла до её Антiна, но мне даже проговаривать такую перспективу было неприятно.

Однажды ночью позвонил и сам Антiн. Он сказал, что сейчас находится в Славянске, и мне должны быть слышны звуки стрельбы.
– Мне слышны, - сказала я.
– А это мы ваших тварей стреляем, - сказал он.

Я больше не отвечала на его звонки. А у женщины скоро случилась какая-то кульминация. Она позвонила мне и выла как сто чертей. В тот день я впервые вступила с ней в переписку.
– Я видела вашего Антiна всего три раза в жизни, - написала я.
– Я – журналист, общалась с ним по работе. Я – москвичка. Ну, сами подумайте, какая у него может быть любовь к москвичке?

Телефон сразу зазвонил.
– Так и странно, – разумным голосом сказала женщина. – А почему он сказал, что к тебе ушел?
– Может, он все-таки не ко мне ушел, а к кому-то еще? – спросила я.
– А к кому? – по-детски беспомощно спросила женщина.
– Ну давайте подумаем... - ответила я.
Мы спокойно поговорили, а в конце она сказала – «Все равно желаю тебе сдохнуть».
– За что? – спросила я.
– Просто сдохни, и все, - сказала она.

Я забыла об этой женщине и ее Антiне, как только она перестала мне звонить. А она после того разговора сразу перестала. Но сейчас, когда я прочла об останках в Славянске, я подумала – а, может, и останки Антiна в той славянской инсталляции.
Tags: 2014 год, Ахмедова, Россия, Украина, война, история, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments