vigorov (vigorov) wrote,
vigorov
vigorov

Categories:

Марина Васильева. Как тушили лесной пожар в заповеднике

Марина Васильева описывает на ФБ, как тушили пожар в заповеднике "Денежкин камень"
https://www.facebook.com/maria.vasilieva.75/posts/3681341698548008



Я иду по лесной тропе. На спине ранцевый лесной огнетушитель, в котором около 17-18 литров воды для тушения, литр воды для питья, аптечка, бутерброды для перекуса, ветровка, на шее тяжелый фотоаппарат. Я иду в числе тех, кто работает на лесном пожаре в заповеднике «Денежкин камень». 

Пожар возник от удара молнии во время сухой грозы, был обнаружен 17 июля.

Пожар возник в месте, где не бывает людей, в месте, где нет троп, на склоне Вересова увала - это плечо горы Денежкин камень, которая и дала название заповеднику. Целый день сотрудники заповедника искали подступы к месту пожара, целый день они ходили по склону Вересова увала с наполненными ранцами за плечами, целый день они пытались пробиться к пожару. Подошли к нему уже вечером, залили из ранцев кромку, остановили открытый огонь. Но увы, лес очень сухой, лесная подстилка глубока, мхов, лишайников много, все это растет на камнях, между которыми щели, что дает возможность огню спрятаться - и пожар возобновился. Площадь стала расти, справиться силами инспекторов не удалось.

Я иду по лесной тропе с ранцем с водой за плечами. Мне жарко, тяжело, неудобно и я буду жить и работать так ближайшую неделю. В течение семи дней я каждый день буду подниматься на гору к пожару. Чтобы тушить, копать, снимать…

Я иду среди тех, кто приехал тушить этот пожар. Это сотрудники заповедника, это мои друзья и коллеги из противопожарной программы Гринпис, это случайные волонтеры из Екатеринбурга, это бойцы МЧС из Североуральска, это пожарные Авиалесоохраны.

Мы идем по еле заметной тропе, которой еще три дня назад здесь не было. Уже скоро тропа станет утоптанной, нахоженной, даже родной.

Смотрю свои треки, которые записывала на навигатор в эти дни. От берега Сосьвы, где стоит наш лагерь до кромки пожара около 3,5 километров. Еще около шести-семи километров я набираю вокруг пожара.


Воды на склоне Вересова увала у кромки пожара нет. Небольшой запас есть в речке Каменке, это примерно в середине пути от лагеря к кромке. Первый ранец набираем по пути к пожару утром, а вот за вторым нужно спуститься, начерпать, подняться с водой обратно к пожару. Обычно сил хватает только на два таких ранца. На третью ходку мало кто решается. Через несколько дней вода в Каменке кончилась.

С учетом не одной ходки за водой, к которой приходится спускаться на пару километров вниз от кромки к Каменке, за день каждый из нас в среднем проходит порядка 15 километров. 
Я хороший ходок, для меня 15 километров задача несложная. Но здесь нет ни одного шага, который я бы сделала по ровной поверхности. Каждый шаг либо вверх, либо вниз. Корни, камни, коряги....

Подъем к пожару не крутой, но это подъем. Мы идем по лесной тропе в гору, с ранцами за плечами. Жарко, у многих стерты ноги, у многих болят колени. Поначалу подъем к южной, тыловой кромке занимал около двух часов, но потом мы адаптировались, тропа утрамбовалась и ходить мы стали быстрее, менее, чем за полтора часа. Чтобы добраться до северной кромки, до вершины Вересова увала приходится тратить часа три. Перепад высоты от берега Сосьва до вершины увала около 600 метров.

Старательно экономим воду в ранцах. Ведь если быстро истратить ее - значит придется спускаться к Каменке и потом снова тащить в гору полный ранец. Поэтому не столько проливаем кромку водой, сколько копаем - лопатами, мотыгами, палками, ботинками, руками. Сгребаем горящее, стараемся убрать с кромки все, что может тлеть и гореть.

Погода сухая, жарко. Дождя давно не было, лесная подстилка сухая, так что любая оставшаяся незамеченной искорка дает возобновление горения. Пока нас мало мы за пожаром не успеваем, он уходит. Но параллельно с нашей работой на кромке идет большая работа по согласованию оказания помощи заповеднику.

Директор заповедника Анна Квашнина и Григорий Куксин в бесконечных многочасовых переговорах с величайшим трудом добиваются выделения дополнительных сил для тушения пожара.
 И вот 22 июля к нам прибывают 15 человек из федерального резерва Авиалесоохраны, с которыми мы уже сталкивались на других пожарах, кроме того присылают сначала 28, а потом еще 20 бойцов из МЧС, а также - ох, сколько это стоило сил и нервов! - вертолет. Вертолет, который доставляет воду в емкостях на вершину Вересова увала. Туда, к северной кромке, куда с полным ранцем за спиной ходить было совсем уж никчемным героизмом.

Вертолет… Сколько эмоций, сколько волнений было связано с вертолетом. Сколько разочарований и бессилия, когда уже обещанный нам вертолет вдруг отменили, потому что «он нужен на другом мероприятии». И все планы, вся тактическая схема по тушению летит в тартарары, а пожар уходит, сжирает живой ценный лес, увеличивает нам длину пути вдоль кромки. Только в четверг, 23 июля вертолет начинает привозить воду на вершину Вересова увала, и становится возможным более уверенно сдерживать огонь наверху.

Но… два дня вертолет доставляет воду, мы работаем и радуемся и вдруг в пятницу вечером мы узнаем, что завтра, в субботу вертолета не будет. Регламентные работы, вертолет один на всю область, так что наш план работы на субботу снова рушится, а у пожара появилась фора и он снова жрет лес, роняет старые толстые кедры и сосны, прячется под камнями, душит дымом…

Во вторник, 21 июля мы начинаем копать минерализованную полосу вдоль кромки пожара. Воды очень мало, даже с учетом той, что позднее доставляется вертолетом. Поэтому нужно остановить пожар, отобрав у него то, что может гореть - мхи, лишайники, ветки, дерн, всю органику. Нужно докопаться до песка, камней, глины - до того, что не горит.

Копаем сначала с южной стороны. Это тыловая кромка, там нет дыма и активное горение мы остановили. Но копать - это громко сказано. Копать лопатой камни очень неудобно. Поэтому минерализованная полоса создается руками. В прямом смысле. Лопатой, киркой или даже перочинным ножом подрезается дерн, а затем руками снимаются все горючие материалы. Чтобы огонь дойдя до этой полосы обессилел и потух.

Мы тушим пожар сидя и даже полулежа, никаких героических поз и красивых движений, никаких ярких фотокадров. Лопатой и киркой махать тяжело, мы набегались по горке, так что разгребаем руками дерн сидя на земле, на камнях. Если нас много - дело двигается быстро, за день можно прокопать до 300-400 метров минполосы. Но это не менее утомительно, чем бегать с ранцем по горе.

Мы шутим, называем нашу минполосу то проспектом, то Бродвеем, то экотропой. И видим, как она работает - дойдя до камней, до голой земли огонь останавливается. 
А на горящих, действующих участках пожара работают пожарные Авиалесоохраны - где-то с помощью воды в ранцах, а где-то и мотыгами они останавливают горение и тоже докапываются до минерального грунта.

Семь дней я хожу в гору, поднимаюсь по плечу увала. Семь дней я живу с самыми разными людьми, которые - кто-то по долгу службы, кто-то по зову сердца, - делают здесь одно дело. Мы знакомимся, приглядываемся друг к другу. Мы очень, очень разные. Но здесь, на горячей дымной кромке, в старом лесу и на берегу Сосьвы, в холодную воду которой мы блаженно плюхаемся каждый вечер, спустившись в лагерь, эти различия чуть стираются, сглаживаются. Мы работаем бок о бок, знакомимся, смеемся, жуем бутерброды на перекусе, делимся питьевой водой и пластырями для измученных стертых ног, мы радуемся вертолету, материмся на его отсутствие, спим вповалку на перекурах…

Каждый день мы смотрим прогноз погоды, мы ждем дождь. Нам нужен дождь больше, чем вертолет!

И вот он! Позавчера, 26 июля над пожаром наконец-то пошел дождь! Он закрепил наши совместные достижения, и, хотя пожар еще окончательно не потушен и работы еще много, уже понятно, что мы победили и отобрали у него заповедник.


Мы уехали оттуда в воскресенье. Уехали, оставив там Беню и Юлю (но они скоро вернутся!). Также на пожаре продолжают работать сотрудники заповедника, пожарные Авиалесоохраны и ребята из МЧС. Продолжается создание минерализованной полосы, убираются опасные тлеющие деревья с кромки, все тлеющие материалы. Работы еще много, не на один день. Нужно тщательно окараулить пожар, чтобы ничего тлеющего на кромке не осталось. Вокруг пожара еще ходить и ходить, проверяя, чтобы не было возобновлений. Но дело сделано.
А мы, все эти почти 100 таких разных человек, - молодцы!














































Tags: Денежкин камень, Россия, Свердловская область, Урал, заповедник, пожар, природа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments