August 31st, 2019

Варяг

О «неофеодализме» на постсоветском пространстве


Вспомнилась беседа с ректором одного из западноукраинских университетов во времена, когда для российского дипломата еще была возможна поездка в этот регион и свободное обсуждение там с учеными и общественными деятелями политических и социальных событий.

Речь шла о независимости Украины. С точки зрения международных отношений в то время это практически свелось к появлению между нами лишь формальных государственных границ и некоторых трудностей (скорее даже незначительных неудобств) для их пересечения из-за прохождения таможенных формальностей.

Мой собеседник был горд «незалежностью» Украины. В тот момент все экономические, политические и военные связи еще не были разрушены, но некоторые неудобства создавали государственные границы.

Я спросил, кто выиграл от их создания? Вам они нужны? Вашим студентам? Рабочим? Деятелям культуры? Промышленникам? Аграриям?

Ответ был отрицательным. В конечном итоге, к большому моему удивлению, мы пришли к обоюдному выводу, что границы отвечают интересам исключительно «феодалов», т. е. политиков, которые хотят единолично управлять страной, не делясь ни с кем властью и доходами.

Тогда еще у меня промелькнула идея посмотреть, а как будет развиваться «неофеодализм» в постсоветских республиках.
Collapse )


Сталин
  • gmorder

Луганск лета 2014 года глазами водителя скорой помощи



https://mikul-a.livejournal.com/433121.html



Работа на «Скорой помощи» была лишена рутины, она всегда была полна разных неожиданностей, а порой и опасностей. Окончив Луганский университет имени Владимира Даля и затем магистратуру в университете имени Т.Г. Шевченко, я так и не смог найти работу более интересную и более увлекательную, чем работа на скорой помощи.

Мне всегда был интересен медицинский аспект работы. Я был не только водителем, я был полноправным членом бригады. Мне нравилось принимать участие в оказании помощи, проведении реанимационных мероприятий. Я мог снять кардиограмму и довольно точно описать ее. Мог наложить шину на поломанную конечность, наложить жгут или тугую повязку в случае сильного кровотечения. Я с удовольствием брался за все, что мне доверяли и делал это достаточно хорошо, поэтому доверяли мне многое. Медики всегда делились со мной знанием и опытом, за что я очень им благодарен. Я часто посещал медицинские конференции и всевозможные лекции, в моем распоряжении были манекены, на которых можно было отработать действия при реанимации или, скажем, можно было научиться интубировать, чем я непременно пользовался. Да и сама работа на скорой давала ценнейший опыт, который, как оказалось позже, было где применить.

Обстановка на Донбассе продолжала накаляться, был охвачен огнем Славянск. В Луганске становилось все жарче. Ополчение отбивало объекты один за другим, здание СБУ, военкоматы, воинские части и всевозможные иные государственные учреждения. Зачастую эти учреждения просто сливались, создав видимость бурного сопротивления, но камнем преткновения стала Луганская погранзастава. Бой за нее продолжался не одни сутки, обитатели заставы оказали серьезное сопротивление. Потери были с обеих сторон. Пули и реактивные гранаты летали прямо среди жилого сектора над головами мирных жителей. Ополченцы периодически давали коридоры для выхода мирных жителей, люди бежали из домов прямо под обстрелом, взяв с собой самое необходимое.


Collapse )