March 25th, 2019

Мои девяностые годы_мемуары_часть 4

Первая часть (80-е годы) тут - https://vigorov.livejournal.com/77830.html
Вторая часть (начало 90-х, летние месяцы в деревне) тут - https://vigorov.livejournal.com/78602.html
Третья часть (моя первая школа № 39, диснеевские мультики, поездка в Москву в 1993, гуманитарная помощь и т.д.) - https://vigorov.livejournal.com/79085.html
--------------------
Снова школа. Переход в гимназию № 9
До 7-ого класса включительно (до весны 1995 года) я интенсивно учил французский язык. Учили мы его с первого класса. Учили наизусть темы. Если сравнить с тем, как мой старший сейчас учит английский – так кажется, что он его вообще нифига не учит, не то, что мы в своё время… Я ещё с репетитором дополнительно французским языком занимался. Помню, была у меня такая тетрадка неправильных французских глаголов, где они изменяются по родам и временам. Это не как в английском языке, где три формы глагола: V, V2, V3, ну плюс ещё «инговая форма». Во французском каждый неправильный глагол особенный.

Начальная школа, как я уже писал, у меня была первые три класса. Домашнее задание задавали с первого класса, вначале (первую четверть) оценок не ставили. За пятёрки рисовали красной ручкой звёздочку на обложке тетради. Классная руководительница Валентина Петровна – педагог старой закалки. Строгая шо пипец. Букварь с портретом Ленина. В школьной программе начальной школы – рассказы про Ленина, революцию, гражданскую войну – как большевики помогли угнетённым крестьянам и рабочим свергнуть царско-помещичьий строй.

Осенью 1994 года, когда я начал учиться в 7-м классе, мне тогда 12 лет было, то родители меня записали на подготовительные курсы в 9-ую гимназию (гимназию № 9). В физико-математический класс. Это была на тот момент самая крутая школа Екатеринбурга. Подготовительные курсы были по субботам с обеда до вечера. Я сам приезжал с Юго-Западного района в самый центр Екатеринбурга, сидел на занятиях по физике и математике. В основном учились решать задачи. И если физику я чуть-чуть понимал, то в математике вообще нифига не шарил, ибо в моей 39-й французской школе наша математичка Клавдия Афанасьевна нас математикой вообще не грузила, и я, занятый по большей части изучением русского и французского языков, математике не придавал значения. И когда весной 1995 года по результатам подготовительных курсов были экзамены, то меня в физико-математический класс само собой не взяли – я ничего в математике не понимал, и математичка из 9-й гимназии меня сильно не взлюбила. Мне было в общем-то пофиг, но родители упёрлись, чтобы я обязательно перешёл в 9-ую гимназию. Родители туда ходили и договаривались на счёт медико-биологического класса, я летом 1995 года даже чего-то там учил по биологии для экзамена, но тоже чего-то не задалось, но отец пересёкся с учителем химии, химик сжалился и взял меня в свой физико-химический класс. Химик – Сергей Анатольевич Москвин. Я про него немного писал в посте https://vigorov.livejournal.com/19998.html. С осени 1995 года я стал учиться в 8-м классе 9-й гимназии. Физико-химический класс получился в некоторым роде таким отстойником, куда попали ребята, не попавший в физ-мат, мед-био или в гуманитарный классы. Из всего моего класса на химфак поступили только двое – я и одна девушка. А я начал учить химию ещё в 7-м классе, она у нас была в 7-м классе в качестве эксперимента. Мы учили основные понятия – что такое атом, молекула, количество вещества (моль) и т.д. Может быть поэтому химик меня и взял в свой класс, не знаю...


Collapse )

Мои девяностые годы_мемуары_часть 5

Первая часть (80-е годы) тут - https://vigorov.livejournal.com/77830.html
Вторая часть (начало 90-х, летние месяцы в деревне) тут - https://vigorov.livejournal.com/78602.html
Третья часть (моя первая школа № 39, диснеевские мультики, поездка в Москву в 1993, гуманитарная помощь и т.д.) - https://vigorov.livejournal.com/79085.html
Четвёртая часть (снова школа, переход в гимназию № 9, о гопниках-хулиганах) - https://vigorov.livejournal.com/79552.html
-----------------
Поездка в 1995 году на Кузнецкий Алатау
Летом 1995 года, когда я закончил 7-й класс французской школы и поступал в 9-ую гимназию, мы с отцом поехали в экспедицию на Кузнецкий Алатау. Там проектировали национальный парк «Бельсу». Комитет по экологии города Междуреченска (Кемеровская обл.) подрядил учёных из Уральской лесотехнической академии (далее Лесотех) изучать там флору и фауну для обоснования важности придания данной территории охранного статуса. Моего отца тоже позвали поучаствовать. Без денег. Организаторы оплачивали проезд и обеспечивали продуктами. Нам ещё в Екатеринбурге выдали кучу провизии – консервы, крупы и т.д., которые мы взяли с собой. Моему отцу тогда было 52 года. Несмотря на то, что мой отец – опытный полевой зоолог, мы взяли с собой кучу какого-то барахла, часть из которого оказалась ненужной, например, тяжёлые прорезиненные плащи, при намокании ткани становившиеся ещё тяжелее, резиновые сапоги-болотники и т.д. У отца было 2 рюкзака – первый с обычным туристическим барахлом, а второй с ловушками для отлова грызунов, клетками и т.д. На поезде мы доехали до Новокузнецка. В поезде отец сильно напился со своими коллегами по отряду. А поскольку мой отец вообще не пьёт, то я его видел в пьяном виде первый раз в жизни и, мягко говоря, офигел. Отец закрылся в туалете, его рвало. Ну ничё – на следующее утро ожил. Доехали до Новокузнецка, оттуда на электричке до Междуреченска. Там на машине до местного аэропорта. В здании аэропорта переночевали, купались в реке Томь. Начальники отряда съездили в город к чиновникам в этот самый комитет по экологии, а затем вертолёт унёс нас в тайгу. С походом в город связан любопытный штрих, который немного проливает свет на то, какой я тогда был робкий – отец забыл дома в Екб зубную щётку и, оставшись на аэродроме охранять всё наше экспедиционное барахло, поручил мне купить ему в Междуреченске зубную щётку, а я постеснялся сказать об этом взрослым дяденькам, с которыми я ездил в город, ну чтобы в магазин зайти, и щётку так и не купил.

Вертолёт высадил нас в тайге, разделились на три группы. Нас отцом высадили у туристического приюта Тайжесу. Местный предприниматель с французской фамилией Шевалье организовал вдоль популярного туристического маршрута цепь приютов. Штуки три, между которыми был один дневной переход. Приют – это домики. А по слухам с комитетом по экологии (который нас всех подрядил на эту экспедицию) у Шевалье были непростые отношения, я бы даже сказал – натянутые. Но тем не менее нам почему-то разрешили жить в туристическом домике, чем мы и воспользовались. Ходили ловить грызунов вокруг в радиусе нескольких километров. Там были туристские тропы, мы вдоль них и ходили, чтобы не ломиться по дикой тайге. Через реку Бельсу была организована канатная переправа – трос с двумя блоками. В лесу ловились красные полёвки (Clethrionomys rutilus, сейчас их называют Myodes rutilus), какие-то серые полёвки рода Microtus (их много видов). Выше – ближе к верхней границе леса – водились красно-серные полёвки (Clethrionomys rufocanus, сейчас Myodes rufocanus). Отец их всех называл латинскими названиями. Он хотел поймать плоскочерепную полёвку или большеухую полёвку (из рода Alticola), но нам так поймать её и не удалось. Её отловили на Кузнецком Алатау другие исследователи в начале 2000-х годов, кажется, и тем самым существенно расширили её известный ареал.


Июль 1995 года. Кузнецкий Алатау. Гора Двуглавая (фото автора)
Collapse )